ФЭНДОМ


ПЕДАГОГИКА В СИСТЕМЕ НАУК О ЧЕЛОВЕКЕ Править

36798 1 o

будущее педагогики

Общее представление о педагогике как науке Править

Общекультурное, мировоззренческое и профессиональное самоопределение личности предполагает ее ориентацию в глубинных пластах той части культуры человечества, которую составляет педагогика, поскольку каждая личность и все человечество в целом пребывают в процессе непрерывной включенности в сферу педагогики. Для определения педагогики как науки важно установить границы ее предметной области или ответить на вопрос, что же она изучает. В свою очередь, ответ на этот вопрос предполагает осмысление ее объекта и предмета.

Народная педагогика Править

На Руси (XII в.) первые учителя получили название «мастера». Это были свободные люди (дьячки или мирские), которые у себя или на дому учащихся стали обучать детей чтению, письму, молитвам или, как сказано в одном «Житии», «книги писати и учити ученики грамотные хитрости». Слова «брахман», «учитель», «доктор» - это все слова, которые определяли вехи в развитии педагогики и как практики и как теории, поскольку каждый человек опытным путем приобретает определенные педагогические знания, устанавливает некоторые зависимости между различными педагогическими явле¬ниями. Так, уже первобытные люди обладали знаниями по воспитанию детей, которые передавались от одного поколения к другому в виде ритуалов и обрядов, которые раскрывали предметно-практическую взаимосвязь между произносимыми словами, визуализируя сообщаемую словом информацию. Затем это превращалось в свод обычаев, традиций, игр, житейских правил – культуру этноса, в котором оформлялось его национальное своеобразие и закладывались основы ментальной своеобразности. Позднее эти знания нашли отражение в поговорках и пословицах, мифах и легендах, сказках и анекдотах (например, «повторение — мать учения», «яблоко от яблоньки недалеко падает», «век живи — век учись» и т.п.), выявляя универсальный характер воспитания и образования как сферы социально-культурной деятельности человека, условия его социализации и формируя конкретно-образные формы этого универсального знания, что составило основы содержания народной педагогики. Роль народной педагогики чрезвычайно велика как в жизни общества, отдельной семьи, так и конкретного человека. Эти основы помогают ребенку вступать во взаимодействие с другими людьми, общаться с ними, заниматься самосовершенствованием, а впоследствии выполнять родительские функции. Народная педагогика, возникнув как ответ на объективную социальную потребность в воспитании, обусловленную развитием трудовой деятельности людей, конечно, не может заменить книг, школ, учителей, науки. Но она старше педагогической науки, образования как социального института и первоначально существовала независимо от них.

Однако педагогическая наука в отличие от житейских знаний в области воспитания и обучения обобщает разрозненные факты, устанавливает причинные связи между явлениями. Она не столько описывает их, сколько объясняет, отвечает на вопросы, почему и какие происходят изменения в развитии человека под влиянием обучения и воспитания. Научные знания необходимы, чтобы предвидеть и управлять педагогическим процессом развития личности. В свое время великий русский педагог К.Д. Ушинский предостерегал от эмпиризма в педагогике, справедливо отмечая, что недостаточно основываться только на личном, хотя бы и удачном, опыте воспитания. Педагогическую практику без теории он сравнивал со знахарством в медицине.

В то же время житейский педагогический опыт, несмотря на изустную форму своего существования, не исчезал, а передавался из века в век, выдерживал испытания, менял ориентиры и ценности, но в целом сохранялся в виде педагогической культуры народа, его педагогической ментальности, и сегодня составляет основу научного педагогического знания. Именно поэтому К.Д. Ушинский, выступая против эмпиризма в обучении и воспитании, не отождествлял его с народной педагогикой, а, напротив, утверждал, что, обращаясь к народности, воспитание всегда найдет ответ и содействие в живом и сильном чувстве человека, которое действует гораздо сильнее убеждения. Если оно не хочет быть «бессильным, оно должно быть народным».